Данная статья является русскоязычной версией статьи “Four pillars of Belarusian protest“, размещенной в ALDE party magazine 5 октября 2020 г. С оригиналом статьи можно ознакомиться по ссылке https://www.aldeparty.eu/four_pillars_of_belarusian_protest

На протяжении двадцати лет внутри оппозиции шли горячие дебаты, учувствовать или бойкотировать выборы. ПСП отстаивала идею участия во всех политических кампаниях. Такой подход давал возможность вовлекать простых граждан в избирательный процесс на всех его стадиях; сбор подписей, агитация и наблюдение. События последней избирательной кампании подтвердили правильность нашего многолетнего пути. А что же, собственно, на этих выборах произошло? Произошло то что в народе назвали – «картошка взорвалась». Давайте поговорим почему.

Эпидемия как политический тест на адекватность власти

Власть отказалась признать существование пандемии COVID-19. Александр Лукашенко повторял: главное средство борьбы с коронавирусом — это баня и водка (по официальным данным, COVID-19 в Беларуси заразились уже более 63 000 человек, что в пересчете на душу населения выше чем в Италии или Германии). Такая позиция власти привела к резкому росту заболевания, разорению бизнеса, непомерной нагрузке на систему здравоохранения и росту градуса политического напряжения в стране. На фоне неэффективного государства гражданское общество наоборот смогло аккумулировать силы. Спасение утопающего стало делом рук самого утопающего. Тысячи людей видя безразличие к своему здоровью со стороны чиновников стали шить и распространять маски, помогать с доставкой еды и медикаментов нуждающимся. Таким образом, эпидемия послужила импульсом к гражданской активности в самом начале президентской кампании. Люди выстраивались в километровые очереди, чтобы подписаться за альтернативных кандидатов, по всей стране собирались многотысячные митинги, каких не видели уже многие годы. Так зародился протестный потенциал.

Экономика без денег

Бюджет Беларуси на 30% зависит от нефтедолларов, а цены на нефть рухнули. К тому же незадолго до эпидемии Беларусь вступила в конфликт с Россией по ценам за энергоресурсы. Путин не поддался на уговоры Лукашенко, увязав свои уступки с уступками в части вопроса интеграции 2 стран, чего его минский визави не допустил. Кремль ответил перекрытием поставок черного золота западному соседу. Бюджет оказался пуст. Средств на повышения социальных выплат перед выборами, как это ранее делала власть не оказалось.

Ветер перемен

За двадцать шесть лет выросло целое поколение молодых белорусов, которые хотят жить в демократической стране, где правит закон. У значительной части граждан Лукашенко вызывает отторжение, к нему нет уважения, нет уже и страха. С развитием информационных технологий власть лишилась монополии в медийном пространстве. Для значительной части общества источником информации стало не телевидение, а социальные сети. Такая активность для властей оказалась полной неожиданностью. Пошли аресты, что на деле только организовало спонтанный протест. На этом фоне самый сильный альтернативный кандидат, экс-банкир Виктор Бабарико собрал 435 000 подписей (из 6 700 000 имеющих право подписи) за выдвижение себя кандидатом в Президенты, чем ввел Александра Лукашенко не просто в замешательство, а в панику, повлекшую за собой ни что иное, как кампанию ликвидации конкурента. Его, также как и другого влиятельного кандидата протеста, Сергея Тихановского, арестовали и завели уголовное дело по наспех сколоченным статьям. Валерия Цепкало не допустили к участию в выборах. На членов их команд начали охоту и арестовали более 700 человек. Протест остался без лидеров. Именно тогда и стало зарождаться сопротивление, у которого нет единого центра и штаба.

Кто будет охранять от охранников?

За несколько недель до голосования Центральная избирательная комиссия приняла решение, что только 5 наблюдателей имеют право присутствовать на голосовании. При этом все 5 квот на каждом участке оказались удивительным образом заняты провластными наблюдателями. Народ получил еще одно доказательство – Лукашенко не хочет прозрачных выборов, участковые комиссии фальсифицируют результаты голосования. Это белорусов не остановило, они стали наблюдать во дворах участков и под окнами. Не помогло – ЦИК нарисовал цифру 80% в поддержку действующего президента, которому этот процент, очевидно, просто очень симпатичен и повторяется из кампании в кампанию.

Так закончилось белорусское прошлое. Стабильность – говорит Лукашенко. Застой – говорим мы. Так началось фронтовое настоящее, в котором мы живем до сих пор. Понимая, что у нас нет «боевого» лидера, который поведет за собой и скажет, что делать, беларусы действуют интуитивно. Сами выходят на улицы, сами придумывают плакаты, сами создают политическую повестку дня. Это уникальный опыт не только для Беларуси, но и для мира. Людей не интересуют идеологические и геополитические споры, лозунг один единственный – против Лукашенко. Власть истерично кричит об иностранном вмешательстве, используя риторику времен Геббельса и Сталина. Действия у власти под стать словам. Лукашенко уже не доверяет никому и от страха меняет правительство, в котором, что ни министр то генерал.

Однако точка невозврата оказалась пройдена. Чем агрессивнее риторика и меры диктатора, тем сильнее оказывается противодействие общества. Сейчас Лукашенко выражаясь категориями астрономов – красный гигант. Ежесекундно сжигающий миллионы тон топлива, чтобы удивить окружающих своим сверхъярким светом. И чем больше энергии он тратит, тем неминуемее взрыв сверхновой волны. Тем быстрее он превратится в белого карлика.

Владимир Новосяд

Председатель ОК ПСП

Игорь Никитин

Заместитель председателя

РОМО «Гражданский форум»

Pin It on Pinterest