Доброго времени суток, дорогой читатель. Возможно, ты интересуешься политикой и читаешь эту заметку вкупе с остальными новостями. А может ты занимался своими делами и увидел этот текст случайно – тогда сама судьба благоволит тебе познать все тайны бытия за дверями исполкомовских кабинетов.

Как бы то ни было, расскажу тебе историю об избирательном процессе в Беларуси. Точнее, об одном из его ключевых этапов – отборе людей в участковые избирательные комиссии. Может для тебя она прозвучит как небылица, но запишу обо всём, что сама видела.

В один из чудных солнечных дней довелось мне поприсутствовать на заседании администрации моего района по определению членов в избирательные комиссии. Как инициативная белоруска с обострённым чувством гражданского долга, я решила подать свою кандидатуру к рассмотрению. Цель у меня была одна – честно посчитать голоса.

Заседание проходило тихо, мирно и без происшествий. Встречали пришедших людей очень любезно и радушно: на входе одаривали выверенными улыбками и обнадёживающими взглядами с самыми чистыми помыслами. Контролировалась обстановка белорусского «психоза»: без масок не впускали, на входе измеряли температуру, а заседавшие исполкомовцы сидели поодаль друг от друга. Несмотря на внушительное расстояние между членами комиссии, в воздухе витала незримая интуитивная связь, ведь синхронности поднимаемых рук на голосовании позавидовал бы сам Копперфильд.

Мероприятие длилось 2 часа, на котором было принято решение о включении в комиссию 864 человек. Вот бы им такую скорость работы в решении бюрократических процедур! Сперва председатель комиссии обвиняющим тоном огласил, что документы с неточностями в оформлении при подаче они не рассматривали. При этом не назвали список людей, у которых обнаружились эти неточности, что именно было неверно. Да и вообще: почему при приёме документов не обратить внимание на ошибки…?  Акцент был сделан на то, что как такие люди могут голоса считать, если они элементарно документы оформить не могут.

С документами заявителей в комиссии ознакомились заранее. То есть уже предполагалось наличие заранее сложившегося мнения о кандидатах. Также в комиссии несколько раз сделали акцент на критерии, по которым выбирали людей: образование, знание избирательного кодекса (интересно, эту информацию они по заявлению сканировали, великие люди) и участие в прошлых ̶ф̶а̶л̶ь̶с̶и̶ф̶и̶к̶а̶ц̶и̶я̶х̶ подсчётах голосов; личностные качества (умение работать в коллективе, неконфликтность, ̶п̶о̶к̶о̶р̶н̶о̶с̶т̶ь̶ ̶р̶э̶ж̶ы̶м̶у̶).

Далее тот же работник администрации огласил, что по нашему району 63 участка и 864 заявления к рассмотрению. В рандомном порядке он назвал необходимое количество человек для работы на участках (например, 1,15, 28 – 13 человек; 2, 6, 58 – 7 человек). Затем из комиссии подпрыгнул счастливый мужчина и с энтузиазмом в глазах предложил гениальную идею – голосовать списком за кандидатов на участке без оглашения фамилий, если количество заявлений на определённый участок совпадает с необходимым.

Начали голосовать по участкам в порядке очереди. На первом участке требовалось 7 человек и подало заявления 7. Тут же «за» были все люди в комиссии, «против» и «воздержавшихся» – 0. Если в других городах и комиссиях избирательный процесс «украшали» потускневшей мишурой «демократичности» в виде нескольких альтернативных голосов, то в нашей администрации праздником и не пахло. Балом руководил незримый центральный разум – члены комиссии сидели и в нужное время вверх-вниз синхронно махали руками, пару раз даже пропустив в данной процедуре «воздержавшихся».

На участках было равное количество поданных заявлений (7 из 7, 10 из 10 и т.д.) – интересное совпадение, что меньше нигде не было (наверное, подача документов регулировалась людьми из другого центрального разума). Не знаю, попали ли в состав комиссий альтернативные самовыдвиженцы или представители демсил (к сожалению, забыла дома свой приёмник по распознаванию невидимых исполкомовских волн), так как тайну сформировавшихся списков обещали раскрыть только спустя 3 дня через СМИ.

Когда доходила очередь до участков с заявлениями от независимых претендентов, мест на участке становилось сразу меньше (например, заявлений 12, а мест 11). Тогда голосовали по персоналиям. Чтобы оценить профессиональные и личностные качества кандидата, опыт работы в избирательных кампаниях, характеристику с места работы при её наличии, у комиссии уходило ….6-8 СЕКУНД! За это время озвучивали ФИО кандидата и принимали решение единогласным маханием рук (ах, да, уважаемая комиссия 3 дня вместе с воскресеньем запоминала каждого из 864 лично). Голосовали всё время единогласно «за» за неизвестных людей и «против» демократических кандидатов. Среди тех, кто сидел в зале, никто не прошёл, да и я сама слышала имена трёх активистов, которых в комиссию не взяли.

Один раз у них случилась оплошность, когда сперва они проголосовали «за», потом видимо поняли, что не за тогоJ Секретарь сделал вид, что не успел посчитать голоса и попросил заново проголосовать. Во второй раз подняли руки 2 человека, из которых один вальсировал своей конечностью вверх-вниз, и в итоге неуверенно спрятал. Тогда секретарь более неуверенным голосом сказал, что «за» – один человек, затем последовала долгая пауза. Забавно, что когда их система сбилась, они растерялись на одной кандидатуре….

Когда я выходила из зала заседания, рядом со мной шёл человек из комиссии и показывал женщине из администрации, как у него рука вспотела от волнения и трясётся (ещё бы, столько махать). На вопрос «по какому принципу из нескольких заявлений выбирали нужное количество, а остальные отсеивали», мне и другим пришедшим ответили «без комментариев».

В общем, как-то так.

 

Ответственная белоруска

Pin It on Pinterest