Фото РИА Новости

Позиция автора может не совпадать с позицией администрации сайта.

 

Мозаика самых противоречивых эмоций переполняет меня. Гнев и апатия, ярость и разочарование, надежда и беспомощность. Всё это смешалось в сосуде, бесцеремонно разбитом Лидией Ермошиной вместе с подельниками 9 августа. Но сегодня не о выборах. Зачем обсуждать цифру 80%, ведь она действительно была. Правда, у альтернативного кандидата. Но были ли те, кто действительно надеялся на честный подсчет голосов и верил в решение судьбы страны на избирательном участке? Если и были, то очи их разверзлись.

 

Но сегодня я о другом. В детстве нас учили, что если кто-то тебя обидит, то первым делом нужно бежать к милиционеру, он защитит. Солдаты были идеалом самоотверженности, офицеры – романтическим образом доблести. Рыцари и джентльмены. Но с 1937 г. эти образы не подвергались такому испытанию на прочность, какому они подверглись в последние дни. Оказалось, что образ этот истлел и превратился в труху. Печатные слова не идут в голову, не осталось сил даже для злости. Милиция в глазах народа превратилась в эсэсовцев, военные – в зондеркоманды. Я не смогу больше обратиться в эти структуры за помощью, само их название стало вызывать стойкое неприятие. В темном переулке нынче страшнее встретить «правоохранителя» нежели преступника. И тысячи раз оказался прав Ювенал, задав вопрос

«Кто будет охранять от охранников?».

Отныне мы оказались беззащитны. Ни пол, ни возраст, ни социальный статус, ни ваш голос на избирательном участке теперь не защитит вас от беззакония, творимого «законниками». На улицах с наступлением вечера вводится негласный комендантский час. Те, кто считает, что их это не касается, на своей шкуре уже поняли или поймут в ближайшее время свои заблуждения. От зверского буйства милиции не убережет ничего. Гранате все равно, за кого вы голосовали. Пуле все равно, что вам все равно. Вы можете устроить себе самоизоляцию и напрочь не появляться на улице, смирившись с тем, что ярмо за вас пытается сбросить кто-то другой. Но будьте готовы, выйдя из уютного собственного мира грёз и абыяковости, обнаружить, что вашего друга больше нет с вами. Что вашей девушке отбили почку. Что безвинный кондуктор, который каждое утро продавал вам билет в автобусе, теперь сидит в изоляторе. Потому что он вышел на митинг? Нет, просто потому что на нем не оказалось милицейской формы, служащей сейчас единственным гарантом свободы и безопасности в нашей стране.

Вдумайтесь в происходящее. Милиции больше нет. Эти люди явно и открыто обозначили свою миссию – вдолбить нам в головы, «за кого нужно голосовать» и «куда, когда и по какому поводу можно выходить на улицу». Во время путешествий я четырежды невольно был частью демонстраций в разных странах. И нигде, повторюсь, НИГДЕ полиция не внушала мне такой животный страх, как в Беларуси. В Швеции, Италии, Украине я твердо знал, что полицейское оцепление необходимо для моей безопасности. Я чувствовал уверенность и спокойствие, когда полицейские были рядом. Даже в Ливане, стоящем на грани революции, где вооруженную до зубов полицию сопровождают танки, мне было спокойно. Полицейские там знали цену кровопролития и человеческой жизни, гражданская война научила, что искра порождает пожар.

Что же произошло с теми людьми, которые клялись на плацу в верности НАРОДУ? Как же так звание офицера так быстро девальвировалось? Неужто, как говорила Герта Мюллер,

«Хмельное пойло затуманивает им голову, а жратва затыкает рот»?

И несколько сотен рублей премии намного дороже чистой совести?

 

Я хочу обратиться к правоохранителям. Пафосу и увещеванию больше здесь не место. Прочитайте этих несколько строк и задумайтесь:

Когда вы выбирали профессию милиционера или военного, вы думали не о пенсии в 45 лет. И не о зарплате, много большей которой можно получить в других сферах. Почти у каждого из вас это был осознанный выбор. Вы шли защищать свой народ, стоять на страже вековых человеческих ценностей, быть эталоном чести и достоинства. Вспомните, когда вы впервые задумались о своей будущей профессии? В 5, 10 лет? Вспомните, кто для вас был героем? Может быть ваш отец или дед. Может быть герой с телеэкрана. Их объединяла кристальная честность, самоотверженность и готовность принести себя в жертву согражданам. Наши деды за свой народ гибли на бесконечных фронтах II мировой, наши отцы губили свои жизни в далеком Афганистане. Вы можете их представить избивающими дубинками людей на Красной площади? Неужто вы хотите, чтобы именно такими представляли вас ваши дети?

29 лет назад во время путча ГКЧП в августе 1991 г. двое ваших коллег проявили высшее человеческое качество – совесть. Министр внутренних дел Борис Карлович Пуго застрелился, так и не выдержав позора АНТИнародного путча, в который его втянули. Министр обороны Дмитрий Тимофеевич Язов приказал вывести войска из Москвы через 2 дня после начала путча и до конца жизни не мог себе простить, участия в акции против своих граждан. Это офицеры с большой буквы. Их помнят, их чтят. Какими же запомнят вас?

Каждое утро вы надеваете китель. Что вы чувствуете при этом? Гордость за выбранное предназначение? Каждый день вы ловите восхищенные взгляды детей на улицах, которые хотят быть такими же как вы. Ваш образ еще можно спасти. Я хочу гордиться своей милицией и армией. Хочу чувствовать защиту, находясь рядом с офицерами. Хочу приводить вас в пример. Так мало нужно для этого. Просто будьте верны народу, просто чтите святую присягу, просто будьте собой.

  

Игорь Никитин

Заместитель председателя

РОМО «Гражданский форум»

Pin It on Pinterest