Европу опять накрыла волна харрасмента. А точнее волна обвинений в харрасменте. На этот раз жертвой жертвы «сексуального насилия» стал престарелый Жерар Депардье. Если кто ещё не повстречал новомодное слово нашего модернизированного лексикона, то объясню. Харрасментом нынче называют притеснение или домогательство, нарушающее неприкосновенность частной жизни. В январе 2018 г. этот термин официально появился в словаре у американских юристов и квалифицируется как уголовное преступление.

Харви Вайнштейн, Морган Фриман, Дастин Хоффман, Кевин Спейси – вот только начало списка «злостных насильников и притеснителей женского пола». А теперь ещё и любимый миллионами на постсоветском пространстве французско-бельгийско-российский гражданин Жерар Депардье. Зараза докатилась и до наших соплеменников – обвинения в насилии инкриминировались 5-кратному олимпийскому чемпиону Виталию Щербо, сейчас проживающему в США.

И нет мужскому беспределу конца и края. Только вот почему-то в списках обвиняемых в харрасменте нет рабочих американских заводов и французских фермеров. Да и механизаторы Кольки, Васьки и Петьки в белорусских колхозах, постоянно поколачивающие своих жен, почему-то в списках не числятся. Или у пролетариев сплошная семейная идиллия? Ну уж вряд ли. Просто взять с них нечего. «Жертвы» Вайнштейна, когда-то пребывавшие на седьмом небе от счастья только от того, что гениальный продюсер хотя бы взглянул в их сторону, спустя десятки лет почему-то вновь пережили «ужасную эмоциональную драму» и решили восстановить справедливость и наказать насильника. Нашли золотую жилу, которой можно обеспечивать существование своей распутной жизни?

Статья долго во мне зрела. Я молча переваривал скандал за скандалом, клевету за клеветой. Помню, как на одном из гендерных семинаров коллеги из Туниса и Венесуэлы прекратили со мной общаться, когда я высказался за то, чтобы приструнить распоясавшийся в последнее время феминизм и, в конце концов, начать защищать мужчин от наступления матриархата. Мол, я ничего не понимаю и потворствую продолжению несправедливости. И вообще мои речи антилиберальны! Только вот не стоит забывать, что равный доступ к правам должен быть не только у женщин. Если вы говорите о равноправии и борьбе со стереотипами, то стоит принять как должное и факт того, что и мужчина может стать жертвой домогательства. И посыплются в суды иски от мужчин за любой проявленный к ним флирт со стороны женщин.

Феминизм бушует, феминизм неистовствует. Таких ценностей, приходящих с Запада, я не хочу. Я по-прежнему либерал. Не неолиберал, а либерал. Либерал по Локку. Хочу равных возможностей и уважения прав каждого. Уважаю права женщин и не приемлю реальных случаев домогательств по отношению к ним. Но вот не нужно пытаться сделать из этого деньги и порочить мужчин. А если уж доходит до этого, то нам, мужчинам, пора заявить встречные требования. И на пенсию мы хотим выходить на 5 лет раньше, как женщины. А не умирать через 3 месяца после наступления заветного пенсионного возраста. И опеку над ребенком редкий отец не хотел бы получить при разводе. Ан-нет! Кто-то придумал, что мать для ребенка важнее. Есть разные матери и разные отцы и каждый случай индивидуален. Но 9 из 10 отцов при разводе получают жалкие подачки от суда и матерей в виде возможности провести время со своим родным ребенком пару дней в неделю. Не дискриминация? И давайте, раз мы говорим о равенстве, женщины начнут нести воинскую повинность, соревноваться с мужчинами наравне в спорте, нарубят дров и постоят в переполненном транспорте без претензий на сидячее место. Путь выбирать вам. Либо мы признаем, что женщины и мужчины физиологически отличаются и, следовательно, могут иметь различные поведенческие инстинкты и различные роли в обществе. Либо мы устанавливаем тотальное равенство. Без «но». И детей будем растить из пробирки. Опасаясь, что каждое приближение к противоположному полу может закончиться обвинениями в харрасменте и пребыванием в тюрьме, а не в церкви под венцом.

 

 

Игорь Никитин

Заместитель Председателя

РОМО «Гражданский Форум»

Pin It on Pinterest